Первый оргазм

Но реакция моей мамы была неадекватна. Она это заметила и стала каждый раз меня стыдить. Первым делом, подходя утром к моей кровати, она проверяла, в трусах я или без них. Бывало, я даже просыпалась от ее ора: “Ты… такая… сякая… разэтакая… ОПЯТЬ!!!” Слова были очень нелицеприятные. Ее подозрительность дошла до того, что она даже несколько раз тихонько приходила по ночам и резко срывала одеяло: надеялась “застукать” меня в момент, когда я занимаюсь чем-нибудь нехорошим. Я помню это сквозь сон, но, кажется, удача ей не улыбнулась, потому что ночью скандалов не было.
Все это действовало на меня очень сильно, причем двояким образом. Я чувствовала себя виноватой, но не понимала, в чем. Очень хотела бы исправиться и снова стать “хорошей”, но как? А с другой стороны, возник смутный и волнующий интерес к тому, что находится под трусиками. Все дети очень сильно реагируют на “нельзя”, если не понимают, почему нельзя. Из чувства противоречия хочется сделать наоборот.
И однажды, когда мама пылесосила коридор, а я сидела в комнате за закрытой дверью, я так и поступила. Из какого-то чувства протеста подошла к самой двери и осознанно, нарочно стянула трусики - нате, мол, смотрите. Если бы мама в этот момент вошла, наказание было бы ужасным. По крайней мере, хорошая порка девочке была бы обеспечена. И от осознания этого низ живота перехватило, как при сильном испуге, но это чувство было вдобавок удивительно сладким и томительным. И одновременно стыдным. Настолько, что я без всяких нравоучений поняла, почему меня ругали. Я чувствовала источник, точку, откуда разливается по телу это эротическое чувство. Оно шло именно оттуда, из “письки”. Но осознание этого вызвало только желание продолжать эти рискованные эротические игры. И с того дня для меня в неразрывной связи - обнаженность, наслаждение, риск, стыд, наказание.
Девственности лишилась в 18 лет, как-то спонтанно, неожиданно для самой себя. Я встречалась с молодым человеком (наверное, месяца три). Отношения были, скорее, ближе к дружбе. Думаю, что я его не любила, просто хотелось иметь “своего” мужчину. Конечно, мысли о сексе приходили в голову, но мне никогда не хотелось сделать это в первый раз непременно с ним. Хотя встречи, поцелуи, объятия, прогулки “за ручки” - все это присутствовало.
Он, естественно, довольно часто заводил разговор о том, что “не пора ли?” Но я всегда отделывалась тем, что говорила: “Да, конечно, но не сейчас. Я еще не готова”. Если откровенно, мне было с ним хорошо, но его личность не вызывала во мне чувств, сравнимых по силе с моими эротическими фантазиями.
Но однажды (не в первый уже раз) он пригласил меня к себе на дачу. С нами напросилась одна моя (не самая близкая) подруга, которой было скучно в Москве летом, и мы приехали вдвоем. У кого-то из дачных приятелей оказался день рождения, все довольно сильно напились, моя подруга особенно. Поздней ночью мы вернулись на дачу, стали ложиться спать. Нам, девушкам, была предоставлена комната в однокомнатной хибарке, друг мой, как джентльмен, устроился по соседству на полу в кухне. И тут мою подругу развезло и “понесло”.
Спать она не хотела. Стала потягиваться, охать и громко “мяукать” что-то вроде того: “Какой был прекрасный день, такой кайф, одного только для полного счастья не хватает - мужичка!”. “Эх, сейчас мужичка бы!” - настырно повторяла она, явно в расчете на то, что Сережка услышит. Я пыталась ее урезонить, но она была слишком пьяна и не хотела ничего понимать.
Потом она встала и, как была раздетая до трусов, отправилась в кухню - “захотелось водички”. На ней не было даже лифчика и ситуация стала меня беспокоить. Мой парень был не девственник, со мной на “голодном пайке” ему пришлось пробыть три месяца (как он уверял). О подруге я знала, что она легко и непринужденно вступает в интимные отношения. Так что, я своего парня запросто могла бы “проспать”!
Поэтому я тоже поднялась и отправилась в кухню.
Сережка обалдел от такого наплыва посетительниц, но я первым делом выставила
Юльку и, для верности, прилегла рядом с ним. Проснулась все-таки к нему какая-то нежность, я стала гладить его тело и вдруг нащупала весьма и весьма “стоячий” и горячий орган. Стала требовать объяснений, не на Юльку ли он так возбудился.
Сережка начал уверять, что, наоборот, на меня… Слово за слово, руки зашарили по телам, губы зашептали разные слова, заскрипели половицы… Вот так я стала женщиной - в летней кухне, в присутствии подруги, подслушивающей за дверью…
С Сергеем мы прожили два года в гражданском браке. Но, откровенно говоря, в постели я не была с ним счастлива. Он оказался очень серьезным человеком. В плане секса признавал только “естественный” половой контакт между мужчиной и женщиной. Но при таком контакте большого удовольствия он мне доставить не умел, дело ограничивалось переменой поз.
Я пыталась было навести его на разговоры об эротических играх, о женской мастурбации, но реакция оказалась очень негативной, в духе моей мамы. Поэтому, больше таких разговоров я не заводила. В общем, сложилась странная ситуация - я жила половой жизнью с мужчиной, но без всякой радости (для чего тогда сошлись?).
Удовольствие, как и в детстве, я время от времени доставляла себе сама (а зачем тогда мужчина? могла бы и без него).
Парадокс был еще в том, что Сергей из партнера превратился постепенно как бы в противника (как мама когда-то). Не другом и любовником, а объектом моих эротических экспериментов. Случалось - вместо того, чтобы стремиться лечь с ним в постель, я стояла за дверью комнаты, где он работал, и, спустив трусы, мастурбировала, наслаждаясь чувством риска. Эта эротическая игра доставляла мне гораздо большее удовольствие, чем секс с ним. Лично о нем я в такие моменты вообще не думала. В комнате мог бы находиться в принципе любой другой человек.
В общем, (хотя я и не думала об этом специально), спустя два года семейной жизни, я, наверное, находилась в состоянии подсознательного желания переменить свою участь. Вспоминая себя, тогдашнюю, я понимаю, что так оно и есть. Даже тип поведения был соответствующий - я бегала этакой “девочкой”, старалась услужить всем мужчинам вокруг, заискивающе им улыбалась, смотрела, раскрыв рот, когда они что-то говорили (как будто стремилась не пропустить ни слова). Была до приторности ласковой и доброжелательной.
Однажды я решила провести уик-энд на даче у родителей. Сережка со мной не поехал, он родителей не любил, а может, просто робел перед отцом (он у меня крупный предприниматель, человек резкий и жесткий). К отцу в этот день приехали гости (крутые мужики вроде него) - для игры в карты. Я любила такие посиделки. Мужчины все были взрослые, умные, проницательные. Слушать их разговоры и замечания было очень интересно, особенно хорош был юмор - этакий черный юморок по делу и к месту. Права присутствовать там я добилась давно - тем, что обслуживала эту компанию: наливала выпивку, подносила курящим “огоньку”. А главное - помалкивала, никому не мешала и просто следила за игрой и слушала разговоры.
Ну, конечно, хоть и молчала, но крутилась вокруг них, каждому улыбалась и хвостом вертела вовсю. В этой компании меня давно интересовал один мужчина - самый молодой из них, 36 лет. Внешне он был очень интересен, такой же решительный и уверенный в себе, как и все они. А главное, меня страшил и притягивал его взгляд - слегка исподлобья, испытующий и проницательный. Когда он смотрел на меня, то по коже начинали бегать мурашки от волнения - казалось, он видит меня насквозь.
В тот вечер атмосфера в карточной комнате была какой-то особенно приподнятой.
Игра была сумбурной, но веселой и азартной. Везло всем по очереди, крупные суммы переходили из рук в руки. Все были возбуждены в ожидании удачи, я тоже заразилась настроением и вертелась изо всех сил, иногда даже мешая играющим. В один такой момент я вся искрутилась рядом с тем самым Андреем, мешая ему оценить свои карты, и он легким шлепком по попе отогнал меня.
Шлёпнуть дочь моего отца - это, в общем-то, серьёзно, поэтому Андрей тут же перевел взгляд на папу, а затем на меня. Но все всё правильно поняли, я радостно заулыбалась и он успокоился. Но, наверное, увидел что-то в моих глазах, потому, что слегка задержал на мне свой внимательный взгляд. А я, действительно… от этого шлепка что-то испытала. Так, дуновение эротического ветерка…. Короткое, но очень чувственное…
Когда гости стали расходиться по комнатам ночевать, Андрей задержался со мной (я осталась убирать в комнате). Затеялся непринужденный легкий разговор с элементами флирта, я что-то отпустила ехидное в его адрес и тут же за это получила новый шлепок по попе, на этот раз вполне осознанный и довольно смачный.
Андрей испытующе смотрел на меня, а я ответила ему покорным взглядом снизу вверх.
Разговор прекратился, но, кажется, глаза сказали друг другу больше, чем достаточно.
На следующий день, в субботу, я, неожиданно для всех, засобиралась в Москву. Как я и рассчитывала, первым, кто вызвался отвезти меня, был Андрей. Значит, мне не показалось… Так оно и вышло. После разговоров в пути последовало предложение заехать к нему домой на чашечку кофе. Предложение имело, скорее, форму приказа, которому я беспрекословно подчинилась. Дальше командный тон становился все уверенней и жестче.
Мне кажется теперь, что у него уже был опыт отношений с девушкой, имеющей аналогичные траблы. А может быть, он просто очень опытный и проницательный человек, который сумел меня разгадать. Или я сама вела себя так, что он интуитивно догадывался, куда надо двигаться дальше. Так или иначе, он вовсе не стал тащить меня в постель. Вместо этого был разговор, который становился все жестче и жестче.
Требовательный Хозяин сидел в кресле, положив ноги на стол. Покуривая и потягивая коньяк, он презрительным тоном отдавал унизительные приказы Плохой
Девочке. Она стояла перед ним со спущенными трусами и, вся красная от стыда, показывала, как “делает грязное”.
Отвращение читалось на лице Хозяина, он подзывал Плохую Девочку к себе, клал на колени и несильными, но обидными шлепками по попе наказывал ее, стыдил и бранил.
Но этого ему было мало. Он унижал бедную Девочку, как только мог. Заставлял сидеть перед собой с широко раздвинутыми ногами и раздвигать пальцами половые губы так, чтобы были видны все секретные складочки. Он хотел видеть в подробностях, какое именно место так гнусно трёт эта девчонка.
Увиденная картина вызывала у Хозяина прилив нового возмущения. Девочка в наказание должна была “сосать х…” Бедняжка плакала от этих мерзких слов, от унижения, но должна была покориться. Она понимала справедливость наказания и впервые в жизни вынуждена была взять в рот этот гадкий предмет. Но Хозяин недоволен. Она делает это недостаточно хорошо. “Будешь делать это п…ой, да старайся как следует, а то…”
Несчастная Плохая Девочка старается изо всех сил. Она вбирает этот предмет внутрь, ласкает его собой, гладит всеми стеночками влагалища. Она так услужлива, так хочет заработать прощение, в таком восторге от этого шанса…. что через несколько минут в ее голове рвется огненный шар, а влагалище отвечает серией коротких судорожных сжатий от приливов острейшего наслаждения… Я кончила.
Впервые в жизни. Первая измена и первый оргазм - это случилось одновременно…
Я долго приходила в себя, долго лежала на груди Андрея, не в силах посмотреть ему в глаза, стыдясь происшедшего. Но, когда все-таки взглянула - увидела совсем другого человека. Умные, добрые, родные, все на свете понимающие и прощающие глаза.
Безжалостный мистер Хайд ушел, теперь на его месте был добрейший доктор Джекил.
И я вот уже шесть лет, наплевав на всех остальных - правильных и порядочных - живу с этими джентльменами.

Мой блог находят по следующим фразам

Comments are closed.